ПУТЕШЕСТВИЕ ПО МИРУ ТЕННИСА          TRAVEL AROUND THE WORLD OF TENNIS

 

 Для англичан Уимблдон ассоциируется не только с теннисом, но и с игрой на тотализаторе.

 

Если вы американец, то вы, вероятнее всего, не делали ставок на Уимблдонские теннисные матчи.  Вы, наверное, даже не знали о том, что казино в Лас-Вегасе и Атлантик Сити разрешают делать ограниченные ставки на теннисные матчи.  И, вероятнее всего, за исключением ежегодных ставок, которые вы делаете у себя на работе во время проведения суперфинала по американскому футболу Super Bowl, вы, наверное, думаете, что игра на спортивном  тотализаторе – занятие, недостойное теннисного болельщика.

«Мы считаем, что азартные игры – удел неудачников, увлечение ими связано с какой-то проблемой в характере человека», –  говорит психиатр Джон Грант, доцент Медицинского Института имени Брауна, специализирующийся на лечении пациентов, страдающих «гэмблинговой аддикцией» (пагубным влечением к азартным играм – ред.). А для европейцев игра на тотализаторе не вызывает никаких негативных ассоциаций – они часто делают ставки, чтобы поддержать свою команду или свою страну».

Например, представители британского истеблишмента среди букмекеров – такие как Лэдброукс или Уильям Хилл – обычно стригут купоны благодаря «ура-патриотам», которые делают небольшие ставки на любимцах нации – например, ставят на Тима Хенмэна на Уимблдонском турнире. В Англии вам даже не нужно покидать пределы своего дома, чтобы сделать ставку вполне законно – просто войдите в он-лайновый режим, позвоните или включите ваше цифровое телевидение – и делайте ваши ставки.

Кроме того, вы можете делать ставки на победителя любого турнира ATP или WTA, на каждую одиночную встречу основной сетки турнира Большого Шлема и даже на исход или счет любой игры, транслируемой по телевидению – это называется делать ставки «по ходу матча». Иначе говоря, были бы деньги, а уж подходящая ставка найдется.

С этой целью Лэдброукс нанял трех теннисных аналитиков-прогнозистов. Они основывают свои подсчеты на результатах конкретных  игроков на самых крупных турнирах и на различных покрытиях, а также учитывают результаты очных встреч. Однако теннисному тотализатору не хватает такого авторитетного специалиста, как Билл Джеймс, знатока бейсбольной статистики, издающего ежегодный статистический справочник Baseball Abstract, который вгрызается в цифровые показатели игры в поисках того, что он называет «объективные знания о бейсболе» – эмпирических индикаторов конкретных результатов.

Но и объективные знания тенниса тоже постепенно становятся доступными для всех. Различные теннисные организации (в том числе ATP и WTA) теперь помещают статистическую информацию на своих сайтах. ATP также следит за лидерами по конкретным показателям игры – по количеству эйсов, геймов, выигранных на своей подаче и отыгранных брейк-пойнтов. Проделав определенную домашнюю работу, любой сможет выяснить, что одной из причин успешного выступления Николаса Массу в 2003 году стало его лидерство в туре по количеству очков, выигранных при приеме второй подачи.  Поэтому, если Массу играет против игрока, который плохо подает – а матч показывают по телевизору, а вы в это время находитесь в Англии, где разрешено делать ставки «по ходу матча», то… сами понимаете.

И все же берегитесь: впечатляющая статистика не всегда напрямую отражается на результатах, которые бывают порой весьма неожиданными. Да, Энди Роддик и Роджер Федерер, которые занимали, соответственно, 1-е и 2-е места в мировом рейтинге в конце 2003 года, занимали также первые позиции по числу геймов, выигранных на своей подаче, вроде бы все логично. Но что прикажете делать с Максом Мирным, который, занимая 3-е место в мире по этому же показателю, закончил год лишь на 23-й строчке мировой классификации? 

Здесь мы как раз имеем дело со статистикой другого рода, которая позволяет букмекерам процветать: вероятность успеха подсчитывается таким образом, чтобы завлечь любителей острых ощущений.

В марте 2004 года, Лэдброукс расценивал вероятность того, что Андре Агасси может выиграть Уимблдонский турнир, как 14 к 1. Иными словами, на каждый поставленный доллар участник тотализатора мог выиграть 14 зеленых.  Ставки на Роже Федерера принимались 7 к 4,  – вам надо было поставить 4 доллара, чтобы выиграть 7. А на раннем этапе шансы Марди Фиша расценивались, как  40 к 1.

При таком соотношении ставок, обладающий мощной подачей  Фиш в глазах  многих знатоков тенниса становился привлекательным «обьектом для инвестиций», и в этом – вся  суть гэмблинга. Первейшая задача аналитика, делающего прогноз в играх на тотализаторе, – привлечь ставки. Как только деньги начали поступать, ставки корректируются по ходу турнира (если вы хотите, чтобы ставки на Фиша принимались 40 к 1, срочно вносите деньги, пока ставки не поменялись). А в конечном итоге, букмекеры реагируют на «вес денег».

«Идея заключается в том, чтобы сбалансировать ставки», – говорит Уоррен Лаш, представитель Лэдброукса. «Если деньги, поставленные на Агасси, текут рекой, мы немного «укоротим» его, чтобы поощрить ставки на его соперников. Нам не нужна улица с односторонним движением».

С другой стороны, если букмекерская контора перебарщивает с хеджированием ставок (в данном случае речь идет об уравновешивании ставок с целью снижения рисков – ред.), она не привлечет большого количества денег. Возьмем дилемму с Хенмэном. «Ура-патриоты» не могут на него не поставить, поэтому игроки понесут свои денежки именно в ту контору, которая предложит самую привлекательную ставку. Если бы Хенмэн выиграл Уимблдон в 2003 году (а на него принимались весьма привлекательные ставки 8 к 1), для Лэдброукса это было бы катастрофой.  Но, сделав такую ставку, букмекер сознательно пошел на риск,  и это сторицей себя окупило, когда Хенмэн проиграл.

Как и в любом бизнесе, букмекерские конторы стараются получить максимальную прибыль, снизив риск до минимума. Во время полуфинального матча на Уимблдоне-2003 Лэдброукс выступил с таким прогнозом, чтобы игроки в конечном итоге ставили чуть больше денег на Роддика, чем на Федерера, и в итоге контора заработала прибыль. Но это было совсем не просто. Чтобы отвадить игроков от Федерера (а он был фаворитом матча), Лэдброукс принимал ставки на него в этом матче 1 к 100 (то есть, надо было вложить 100 долларов, чтобы заработать один доллар).  А, установив ставку на аутсайдера Роддика на уровне 14 к 1, он привлек достаточное количество игроков, чтобы «склонить чашу с деньгами» в его пользу. Если бы Роддик выиграл, для букмекеров дело бы запахло жареным.

Еще один прогнозист, Луиза Беддоуз, считает, что ставка 40 к 1 против того, что Фиш выиграет Уимблдон, весьма недурна. Ей также нравятся делать ставки на Мирного, стиль которого – «подача-выход к сетке» – подходит для травы. Что ж, Беддоуз виднее. В 2003 году она стал победительницей  воображаемого турнира ATP, который привлек тысячи любителей гэмблинга со всего мира. Разумеется, есть разница между игрой на тотализаторе при проведении виртуального и реального турнира. Но Беддоуз считает, что ее система, основанная на принципе гандикапа, гарантирует 75-процентную вероятность успеха – совсем неплохо для  администратора начальной школы из небольшого городка Данди в Шотландии.

Букмекеры все знают о мастодонтах типа Беддоуз, которые образуют свой особый класс информированных теннисных болельщиков (за глаза их называют «умные деньги»). И они внимательно следят за ставками подобных экспертов и соответствующим образом корректируют свои прогнозы.

Однако Беддоуз держит свои секреты при себе. Потому что не любит полагаться на случай. 

Up