ПУТЕШЕСТВИЕ ПО МИРУ ТЕННИСА          TRAVEL AROUND THE WORLD OF TENNIS

Пикник на обочине Уимблдона

 

Об  очереди на Уимблдон снимают фильмы, пишут рассказы и очерки, слагают легенды. Конечно, можно приобрести билеты в VIP кассе. Причем, прямо в день финала или полуфинала. Это вам обойдется примерно в 3-4 тысячи фунтов за билет. Но если у вас нет лишних денег, а есть желание развлечься – можно обосноваться в палатке у стен клуба, причем специально для таких фанатиков рядом построены туалеты и душевые. Любители тенниса со всего света собираются в эту очередь – своеобразный клуб уимблдонской романтики.

 

Ночью здесь может быть даже интересней чем днем на стадионе: молодежь устраивает пикники с грилем, вином  и пивом, крутит музыку и вкушает другие ночные удовольствия. Утром  стойкость фанатиков вознаграждается покупкой в кассе недорогих билетов и сувениром – наклейкой «Я стоял в Уимблдонской очереди», которую можно наклеить на лоб, щеку или другие голые части тела.

То и дело возникают слухи о связях действительных членов Всеанглийского теннисного клуба с билетными «мафиози».  Цена билета на полуфиналы и финалы – астрономическая.  А так как каждый клубмен имеет право на два ежедневных бесплатных пропуска, то если захочет, может сколотить небольшое состояние. Вступить в члены клуба практически невозможно – в очереди,  состоящей  из герцогов и мультимиллионеров, претендент  ждет несколько лет. Правда, есть одна более-менее реальная возможность попасть в члены клуба. Причем довольно быстро. Для этого надо выиграть Уимблдонский турнир в одиночном разряде.

 

Уимблдон можно даже понюхать

Вы встречали когда-нибудь на стадионах слепых болельщиков? На на одном из прошлых Уимблдонов я увидел слепую японку, сидящую в первом ряду Центрального корта. Она напряженно вслушивалась в происходящее на площадке. Удары мяча о ракетку, возгласы судей и эмоциональные выкрики игроков, разочарованный гул трибун и шквал аплодисментов – вся эта гамма звуков создает неповторимую атмосферу, которую и пришла, наверное, ощутить эта необычная болельщица. А чего стоит  обмен репликами, происходящий иногда между игроками и судьями! Мастером теннисных скетчей был Джимми Коннорс, готовый  превратить малейшую судейскую оплошность в ток-шоу на корте. Судья при этом выглядел несколько глуповато, так как не имел права отвечать в том же тоне. Коннорс платил штрафы за свои остроты, но все равно не мог удержаться от возможности позабавиться. Правда, потом эти штрафы, тысячекратно умноженные, возвращались к Джимми через рекламные контракты, так как зрители обожали  эти представления. На Уимблдон приходят не только, чтобы увидеть теннис, так сказать, глазами, но и услышать (как та японка), вкусить (знаменитая клубника со сливками) и даже пощупать (зрители, проходящие по краю граунд кортов, то и дело заходят на край корта, гладят, а иногда и щиплют легендарную уимблдонскую траву).

Так, что я совершенно не согласен с пресыщенными спортивными обозревателями, иногда называющими Уимблдон  – «Скуколдоном». Консервативность самого старого турнира в мире не скучна, а забавна. Стоит только посмотреть на эксцентричного фана или на одного из 140  почетных распорядителей – какого-нибудь отставного пожарного брандмейстера, уже лет тридцать стоящего в своей парадной форме, напоминающей маршальскую, у входа на  корт. И таких живописных фигур здесь – как в музее мадам Тюссо. И ни на одном теннисном турнире нет такой пестрой, яркой, веселой и раскованной толпы болельщиков, изощряющихся в создании оригинального имиджа. Кажется, что им  нравится дразнить чопорную королевскую ложу.

Какая уж тут скука!

 

Красиво жить не запретишь

Уимблдон постоянно обновляется – новый корт №1, построенный в 1997 году,  считается по оснащенности лучшим в мире. Поставлены 2 гигантских экрана, чтобы даже те, кто купил дешевые стоячие билеты смогли увидеть центральные встречи. Возле экранов расширена «арена пикников» (теперь она называется Henman hill – холм Хенмана) – можно выпить, закусить и расслабиться прямо на траве, глазея на экранный теннис.  Даже в Гайд-парке сооружен подобный экран и теперь пол-Лондона может наблюдать матчи звезд.

«Всеанглийский лаун теннис и крокет клуб» может себе позволить и новое  строительство и аренду Роллс-Ройсов для звезд и многое другое. Каждый год Уимблдон, самый прибыльный из всех турниров Большого Шлема,  зарабатывает несколько десятков миллионов фунтов. И это несмотря на то, что здесь в отличие от других турниров нет рекламы на кортах.

Когда речь идет о миллионах, некоторым анахронизмом выглядит выведенная над дверями, ведущими на Центральный корт, цитата из стихотворения Киплинга «Если»:

…И будешь тверд в удаче и несчастье,

Которым, в сущности, цена одна.

Цена далеко не одна.

Большинство звезд, готовы, по их словам, отдать все свои победы за один уимблдонский титул.

 

Знал бы прикуп жил бы в Уимблдоне

На Уимблдоне неплохо наживаются и букмекеры. И хотя на самом стадионе денежные пари запрещены, в любой лондонской букмекерской конторе можно сделать ставку. И кое-кто иногда богатеет на неожиданных победах «темных лошадок»,   иногда случающихся здесь.  А в 1939 году произошел уникальный случай. Знаменитый американский теннисист Бобби Риггс поставил на свою тройную победу в одиночке, паре и миксте 100 фунтов и заработал 150 тысяч (примерно 2 миллиона по нынешним меркам), победив во всех трех разрядах. После этого азартный Бобби стал заключать немыслимые пари на самых нелепых  условиях – играл на одной ноге или расставлял на своей половине корта несколько стульев,  привязывал к поясу овчарку,  играл с полным ведром воды в руке. И, как правило, выигрывал.

Уимблдон-2002 в смысле непредсказуемости превзошел все остальные за последние два десятка лет. Впервые в истории травяных чемпионатов игрок, получивший «уайлд карт» выиграл титул чемпиона. Если бы кто–то рискнул поставить в начале турнира фунтов 500 на Горана Иванишевича, шансы которого расценивались, как близкие к нулю, то после финала такой везунчик отхватил бы не меньше,  чем сам победитель и смог бы купить квартиру в очень дорогом уимблдонском предместье.

Up