ПУТЕШЕСТВИЕ ПО МИРУ ТЕННИСА          TRAVEL AROUND THE WORLD OF TENNIS

Страна тихих колоколов

 

Английский классик ХVIII века Генри Филдинг писал об Австралии: «Невозможно представить себе более жуткое, унизительное и беспросветное существование, чем то, которое влачат  изгои общества в нашей самой дальней провинции за океаном. Их дом – страшная пустыня, их постель – почти голая земля, их пищу не стали бы есть в Англии даже свиньи. Их единственная надежда – смерть». Филдинг был писателем с комическим уклоном, но на Зеленый континент его чувство юмора не распространялось. Спустя двести лет другой известный англичанин Джеральд Даррел (тоже писатель) высказался: «Хотя есть теория, что Австралия – всего-навсего отколовшийся кусок нищей Африки, австралийцам на это наплевать, они  – самые счастливые люди на свете. Их страна дает им все, что они пожелают, плюс – еще немного, чего нет ни у какой другой нации: например, утконоса».


Очень разные мнения.


В общем, в наши дни Австралия, как вы уже поняли, – почти райские кущи.


Недаром предосторожности, предпринимаемые при оформлении виз консульством Австралии в Москве, несколько превышают разумные пределы. Оказывается, по австралийским законам, официально въехавшего в страну, практически невозможно депортировать, если он сам не подаст для этого повод (чтобы попасть под депортацию надо очень постараться, например, нагло украсть бутылку виски в супермаркете или завязать электронную переписку с Бен Ладеном). Отголоски каторжной иммиграции; бандюг, двести лет назад сосланных на задворки цивилизации, высылать дальше было некуда. С тех пор условия жизни в Австралии  резко изменились к лучшему, а потомки каторжников стали приветливыми и доброжелательными, как херувимы.


Мельбурн, по оценкам ООН, вышел на первое место в мире по «удобству проживания». Конечно, есть более богатые и комфортабельные города, например, Монте-Карло, но там мало простых, среднестатистических людей, а живут, в основном, монегаски-миллионеры. В столице штата Виктория, обычного населения, наоборот много – 3 миллиона. Причем, множества разных национальностей. Как утверждает путеводитель,  греков в Мельбурне больше, чем в Афинах, китайцев, правда, меньше, чем в Китае, но тоже много. Итальянцы в окрестностях города разводят виноград; австралийские вина известны знатокам не меньше, чем французские. Аборигены (по научному их называют «автохтонным населением») получают «стипендии» за цивилизованный образ жизни и прирабатывают небольшими уличными бизнесами. Самый высокий небоскреб Мельбурна  – «Науру-хаус» принадлежит крошечному островному государству Науру. Эта мини держава – одна из самых богатых стран мира, и  наряду с Ватиканом и Тувалу входит в тройку мельчайших  государств планеты..


По Мельбурну ходят бесплатные трамваи (но есть и платные для не желающих одалживаться у городских властей), украшенные  эффектными «tram tatu» и назидательными надписями. На одном из них я с удивлением и удовлетворением прочел: attention millionaires: when the bell rings – it does not mean «dinner is served». Очень полезное предупреждение. Жаль, что наши нувориши, бывающие  на Australian Open, вряд ли понимают о чем это. А зря. Надо учить английский. Поучительная надпись гласит: «вниманию миллионеров – если вы услышали, звон колокола, не думайте, что это для вас сервируют банкет». Трамвайное «memento mori».


Кстати, о колоколах. Они в Мельбурне звучат круглосуточно. Гуляя по берегу реки Ярра, я  услышал тихие гулко-мягкие звуки, сливающиеся в необычную мелодию. Присмотрелся – невдалеке поднимались к небу десятки колоколов, перевернутых вверх чашами. Но это были, конечно, совсем не  те, о которых предупреждал трамвай – прибрежные позванивали просто для колорита.


В Мельбурне встречаются не только необычные звуки, но и странные персонажи и предметы. На улице  можно столкнуться нос к носу с бронзовым симпатичным «придурком», фланируя по океанской набережной, увидеть величественный памятник пингвину или перед входом в супермаркет наткнуться на огромный каменный кошелек, как будто оброненный Гулливером. В парках, коих очень много, затерялся подлинный дом, съеденного капитана Кука (они этот дом выкупили, вывезли из Англии и установили в парке Фицрой) и небольшая деревня времен Шекспира (не подлинная). В одном из парков есть «дерево фей». Художница вырезала на коре засохшего дерева фигурки сказочных персонажей: фей, гномов и эльфов. И подарила его городским детям. Те складывают в дупло записки со своими пожеланиями. Служители вынимают их  и передают в специальный детский комитет. Там просьбы детей стараются выполнить.


Кого в Мельбурне затруднительно встретить, так это кенгуру. К всеобщему туристическому разочарованию. Их здесь примерно столько же, сколько в Москве белых медведей.


В общем, Мельбурн – город прекрасный во всех отношениях.


Есть, правда, один минус, и не маленький. Особенно для не новых русских.


Это очень дорогой город:


Кусок мыла – 12 долларов.


Пачка сигарет – 7–10 долларов.


Кружка пива  – 6–8.


Мороженое по-мельбурнски (есть даже с сельдереем, с луком и с солью) – 5 долларов.


Бутылка хорошей водки – 60.


Наверное, поэтому русских туристов в Мельбурне мало.


 

Вы не знали этого об Австралии: 


В штате Квинслэнд в ХIХ веке был воздвигнут забор протяженностью  в 4800 километров. Великая Австралийская стена. Так овцеводы пытались защититься против диких собак Динго. Не получилось. Собаки стену проигнорировали и разбежались по всему континенту. 


Междуусобные войны аборигенов Австралии происходили своеобразно. Два племени встречались в условленном месте и, расположившись на приличном удалении друг от друга, начинали «военные действия»: женщины поливали своих соперниц оскорблениями, а мужчины кидались копьями. Так как лишь редкое копье долетало до врага, сражения могли длиться сутками. Как только кто-либо случайно оказывался ранен, сражение останавливалось и соперники отправлялись на совместный пир для празднования окончания войны. 


В Австралии были изобретены хула-хуп и роликовая доска.

 

 


Австралиец — это бри­танец с поправкой на американскую предприимчивость

 

Что я знал об Австралии? Что это удивительная страна, занимающая целый континент, где млекопитающие несут яйца, тихие кролики стали национальным бедствием, родные братья наших дворняг — грозными хищниками динго, а  потомки каторжников превратились в самых законопослушных граждан в мире.

 

Если бы Хемингуэй пожил в Австралии, вряд ли он сохра­нил бы для Парижа свое извест­ное определение. Праздник, который навсе­гда остается с каждым, кто хоть раз ступил на эту благодатную землю, — самая большая за­гадка Австралии. После сырой и промозглой Москвы, жители которой, независимо от имущественного положения, почти круглый год гостеприимно приветствуют вас шмы­ганьем раздутых от хронического насморка носов и шуршанием ставших национальным десертом «Стрепсилов» и «Холлсов». Жар­кий, но одновременно свежий, с привкусом моря, полностью лишенный вирусов и бактерий воздух экзотического континента про­сто ошеломляет. Любой насморк проходит в течение суток, любые стрессы — в течение двух. Австралия — один из мировых про­мышленных гигантов — успешно соединяет. казалось, несовместимые вещи: ультрасовре­менную индустриальную цивилизацию и неспешный пасторальный образ жизни.

Красивые и веселые дети, не знаю­щие, что такое грипп и скарлатина, их импозантные сухощавые родители, не спе­ша прогуливающиеся по улицам с граци­ей принцев крови, — безошибочные приметы процветающего общества, ко­торое в погоне за благами жизни не по­теряло связи с землей. Недаром так популярны у австралийцев семейные пикники в буше — там и только там они   возвращаются   к своим корням и стано­вятся самими собой — грубоватыми и радуш­ными первооткрывателя­ми, волею судеб заброшен­ными на terra incognita и сде­лавшими из нее Землю Обетованную.

 

В городе австралиец — это бри­танец с поправкой на американскую предприимчивость. Он чтит королеву и «Юнион Джек», а Бри­танское Содружество для него вовсе не то, что корявая аббревиатура СНГ (на английском она выглядит еще более по-дурацки — GUS) для россиянина. В то же время он нико­гда не забывает, что его предки соз­дали Эдем размером с континент и дали приют миллионам жаждущих вкусить его первозданную сладость.

Американская предприимчи­вость воздвигла прекрасные горо­да и удивительные «страны грез», вроде целого государства «WB» — знакомой каждому владельцу видеомагнитофона аббревиатуры компании «Уорнер бразерс», из павильонов которой вылетели и промчались по миру Бэтмен и Багг Банни, придурковатые полисмены из «Академии», Маска и прочая...  прочая...  Можете представить восторг ребенка, который наяву пожимает руку своих розовых снов и до конца дней своих, глядя на яркий снимок, заново переживает восторг того самого кого и счастливого дня.

Но австралийцы потому и австралийцы, что никогда не забывают про «почвенничество» — тут же, неподалеку размещается Парк дикой природы Wildlife Park, где на деревьях висят похожие на инопланетян сонные коалы, замшевые кенгуру, как простые славянские белки, выпрашивают кусочек чего- нибудь вкусненького, где в водоемах бес­шумно скользят фантастические утконосы и любимцы героя столь популярного у нас фильма — крокодилы. А удивитель­ный парк «Подводный мир» на берегу ку­рорта Sunshine Coast — Берег солнечного света! Похожие на апокалипсический кошмар белые акулы, неизвестные рыбы, окраска которых способна свести с ума любого абстракциониста и удивительная рыбная кухня, память о которой вкусовые рецепторы сохранят и после отечествен­ного деликатеса Holodets s Khrenom, которым вас встретят на Родине любящие родственники.

Dreamworld — Страна мечты, так на­зывается еще один из удивительных пар­ков, но это название вполне применимо и ко всей Австралии. Вы словно проноси­тесь через всю страну, через все эпохи, по­падая то в город первопоселенцев, со зна­комыми по вестернам плакатами «Wanted» на дверях салунов, то в сонную Страну коал, то на Остров тигров, где гигантские бенгальские и амурские кошки от избытка чувств обнимают своих дрессировщиков, а пресытившись мельканием эпох и ландшафтов, лучше всего ныр­нуть в давно забытое детство и промчать­ся по немыслимым горкам аквапарка, поднимая тучу брызг и смывая с себя груз прожитых лет.

Сам континент, миллионы лет назад благоразумно оторвавшись от всего остального мира, сохранил первозданную омолаживающую ауру. Приправленная ярким, но не обжигающим солнцем и тонким местным вином она приводит ваш организм в состояние, которое на мест­ном жаргоне называется relax — он очи­щается и приходит в естественное равно­весие с природой.

Завершает процесс омолаживания Океан. Это не лужа внутреннего моря, а ошеломляющая своей первозданной мо­щью Стихия, древнее Божество, несущее на своей лазурной груди целый сонм на­рядных яхт и вертких серфингов. Австра­лийские приливы ничуть не уступают га­вайским, и недаром пляжи Golden Coast — Мекка правоверных серфингистов со всего мира. Спорт для австралийцев — это унаследованный от метрополии образ жизни. Скачки, гольф, серфинг, бокс и плавание с детства и до старости — при­знак хорошего тона и насущная необхо­димость. Поэтому выпирающий животик и второй подбородок — достоинства, ко­торые встречаются только у туристов и эмигрантов в первом поколении.

Праздник продолжается и в специ­альной деревне первопоселенцев — реконструированном поселке, напоминаю­щем о давно забытых временах, когда Бремя Белых было тяжким ярмом, а за столом разрешалось курить только после тоста за Королеву...

А рядом с Историей сверкает огнями ка­зино — Ее Величе­ство Современность, на каждом шагу рас­ставляя вам заманчи­вые капканы веселой и захватывающей феерии вечного праздника.

Up